Великие архитекторы моды   Мадлен Вионне

Согласитесь, «Архитектор моды» звучит не слишком привычно, однако в среде мировых кутюрье нередко бывали случаи, когда мастер использовал в большей степени скульптурные и архитектурные формы в своем творчестве. Многие из этих модных архитекторов известны повсеместно, кого-то уже начинают забывать, а о других и вовсе не слышали в нашем Отечестве. И все же, несмотря ни на что, отрицать существенное влияние архитекторов моды на индустрию в целом и на ее развитие нельзя, а потому пришло время вернуть в строй старые имена, стряхнуть с них пыль и вновь пройти рука об руку с мастерами по их пути.

Таким образом, логично будет взять старт с самого начала двадцатого века – с женщины, чья смелость, чувство вкуса и творческая проницательность помогли ей совершить немало революционных открытий и перемен во многих аспектах и стиля, и самой технологии производства дамского платья. Так уж вышло, что имя ее на сегодняшний день почти забыто, а в России и того хуже – известно только узкому кругу знатоков и почитателей – и это при том, что в гардеробе многих современных девушек найдется хоть одна вещица, созданная благодаря идеям великой Мадлен Вионне.

Великие архитекторы моды   Мадлен Вионне

Мадлен Вионне вышла из семьи небольшого достатка. Чтобы обеспечить себе возможность сносного существования, она достаточно рано начала трудиться – сначала, как помощница портнихи, а после – под началом нескольких известнейших дизайнеров своего времени. Но судьба вечного ассистента не прельщала мадам Вионне, так что к 1912 году ей удалось открыть собственный дом моды.

Мадлен Вионне отличалась не только непомерным трудолюбием и целеустремленностью, но и особым видением пространства и выдающимися математическими способностями. Что любопытно – будучи талантливым модельером, она совершенно не умела рисовать, однако ее особое мышление позволяло создавать модели «на глаз», прямо на манекене, нарезая кусок за куском ткани и, словно скульптуру, складывая будущий наряд.

Впрочем, самым известным ее созданием по сей день является крой по косой. Она использовала его для изделий целиком, а не для отдельных деталей, как некоторые до нее. Этот крой позволял сделать модель платья более легкой, воздушной, а саму структуру ткани – податливой, пластичной и струящейся. Увидеть подобный вариант пошива можно во многих платьях Вионне, созданных в середине двадцатых годов.

Говоря о двадцатых годах шумного двадцатого века, нельзя забыть об этническом стиле, пришедшем в моду. Этот стиль оказал немало влияния на работы Мадлен – благодаря ему в коллекциях стали мелькать прекрасные платья в греческом стиле, наряды с египетским рисунком.

Если Мадлен чувствовала, что для того, чтобы работа вышла идеальной, ей недостаточно существующего на рынке материалов предложения – она всегда могла обратиться к текстильщикам с парой-тройкой своих привычно необычных предложений. Например, модельер Вионне первая стала заказывать у текстильщиков ткани необычной для того времени ширины – до двух метров. Так же, Мадлен одна из первых полюбила смесовые ткани, что привело к «периоду драпировок» в 1930 году, и, как следствие – популяризации воротников-труб и горловины типа хомут, а так же разнообразных деталей кроя в виде простых геометрических фигур и тесно переплетенных меж собою полос.

Увлечение формой часто приводило к тому, что на вешалке модель выглядел причудливо и даже не привлекательно для потенциальных заказчиц, но стоило надеть наряд на тело – и он вдруг оживал, приобретал объем, начинал играть всеми красками. Так что вряд ли кого-то удивит тот факт, что клиенткам Мадлен Вионне порой приходилось даже специально обучаться надевать ее новые платья.

В каждом наряде от Вионне отражались ее лучшие качества – аккуратность, трудолюбие и перфекционизм. Мадлен могла посвятить бесчисленное количество времени разработке всего одного изделия – вспомнить хотя бы 1930-е году ее работы, когда Вионне предпочитала использовать для украшения изделий шелковую бахрому. Чтобы не нарушать пластичность ткани и не делать швы грубыми, модельер не настрачивала готовую тесьму, а вручную привязывала каждую нить бахромы. В общем, оценивая объем такой работы можно понять глубину бездны, пролегавшей между творческими работами кутюрье и массовым производством.

Вионне, кстати, одна из первых в мире моды, кто озаботился авторским правом и старался обезопасить себя и свои работы от подделок. Еще с 1920 года, каждый наряд, прежде чем уехать к счастливому клиенту, фотографировался перед зеркалом со всех сторон, а снимки помещались в специальные альбомы. Всего за время существования дома Вионне собралось целых 75 альбомов, которые затем были переданы Мадлен в парижский Музей моды и текстиля. Их страницы содержали в себе полторы тысячи моделей! На каждое платье был навешан ярлычок с присвоенным ему номером, где Мадлен ставила свою подпись и отпечаток большого пальца. Своеобразная голографическая наклейка.

Великие архитекторы моды   Мадлен Вионне

Дом моды Мадлен Вионне был закрыт в 1939 году, а сама Мадлен после этого прожила оставшиеся 36 лет в забвении. Лишь многие годы спустя, в восьмидесятые, про нее вспомнили вновь, чтобы по праву признать наиболее талантливым инноватором своего времени. И не зря, ведь лишь с легкой руки Вионне мы можем лицезреть одни из лучших идей, которые воплощают в своих работах даже современные мастера модного дела.

Материал предоставлен сайтом wedding-lily.ru

Похожие статьи:

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *